с 9:00 до 21:00 без выходных

Практика Адвоката


Новости

Я, дал комментарий "Адвокатской газете" по поводу моей оценки инициативы, ввести уголовную ответственность за пропаганду наркотиков в интернете

01.11.2019

Пропаганда или нет – это все же оценочное суждение. Не стоит дополнять Уголовный кодекс еще одной “размытой” д... подробнее

Мной, подана жалоба в ЕСПЧ в интересах вдовы погибшего в Питерской полиции

24.10.2019

В феврале 2018 года Рустама Клычева за административное правонарушение доставили в 23 отдел полиции УМВД по Не... подробнее

Прокуратуре не удалось включить в список запрещенных материалов книгу об украинском конфликте

11.10.2019

Московский районный суд Санкт-Петербурга отказал  Северо-Западной транспортной прокуратуры в иске о призн... подробнее



Дело Л. суд с ОАО

Дело Л. суд с ОАО "РЖД" о признании несчастного случая несчастным случаем на производстве

Ко мне обратился за юридической помощью гражданин, который работал помощником машиниста в ОАО "РЖД" . На работе при исполнении трудовых обязанностей с ним произошел несчастный случай, его сбил поезд и он чудом остался жив. Почти целый год он провел в больницах и перенес множество операций. Однако работодатель под надуманными поводами отказался признавать несчастный случай производственным. Мы обратились в суд и решением суда несчастный случай был признан несчастным случаем на производстве, а также с ОАО "РЖД" была взыскана в пользу доверителя компенсация за причиненый моральный вред и расходы на лечение. ОАО "РЖД" подало апелляционную жалобу на Решение суда, но постановлением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда решение суда было оставлено без изменений

 

 

Вот текст решения суда

 

 Дело 2-3 512/2015                                                                                                                                                                  23 сентября    2015      года

РЕШЕНИЕ

Именем Российской Федерации

Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга в составе:

председательствующего судь                                                   Шлопак С.А.

с участием прокурора                                                                  Басовой А.Ю.

адвоката                                                                                          Герасимова Д.Г.

при секретаре                                                                                 Трофимовой В.Д.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Лебедева Александра Николаевича к Открытому акционерному обществу «Российские железные дороги» о признании случая причинения вреда здоровью несчастным случаем на производстве, возмещении расходов на лечение, морального вреда,

установил:

Истец Л. обратился в суд с настоящим иском, указав, что работает в филиале ответчика ОАО «РЖД», в Эксплуатационном локомотивном депо Санкт-Петербург - Финляндский Дирекции тяги в качестве помощника машиниста тепловоза с 01.02.2012г.

22.02.2014г. при исполнении трудовых обязанностей  произошел несчастный случай, при наборе воды из колонки он был сбит локомотивом. В результате данного несчастного случая истцу был причинен тяжкий вред здоровью, а именно ему установлен следующий диагноз: кататравма, закрытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга средней степени тяжести с формированием очагов контузии обеих лобных, правой височной, обеих затылочных долей головного мозга, закрытый линейный перелом левой теменной и затылочной костей с переходом на заднюю черепную ямку, закрытый перелом 5, 7, 8, 9, 10 ребер слева с участками разрыва нижней доли левого легкого, левосторонний гемоторакс, разрыв селезенки, забрюшинная гематома в области восходящего отдела ободочной кишки, гемоперитонеум, ссадины левого будра, шок 3 степени. В период с 22.02.2014 по 02.03.2015 года истец находился на стационарном, а затем на амбулаторном лечении, был нетрудоспособным, истец перенес несколько медицинских операций, в том числе операцию по удалению селезенки.

В связи с данным происшествием работодателем было проведено расследование, по результатам расследования 24.12.2014 ответчиком был составлен акт, согласно которому данный несчастный случай был признан случаем, не связанным с производством, в связи с чем, принято решение акт по форме Н-1 не оформлять. С такими выводами комиссии истец не согласен, поскольку происшествие произошло во время его рабочего дня, при исполнении им трудовых обязанностей. Отказ работодателя признать названный случай несчастным случаем на производстве повлек за собой невозможность в полном объеме получить пособие за период временной нетрудоспособности, оплаты лечения за счет средств ФСС непосредственно с момента поступления в больницу, при установлении утраты трудоспособности истец будет лишен возможности получать обеспечение по страхованию в связи с травмой на производстве.

Ссылаясь на указанные обстоятельства, Л. просит суд признать случай причинения ему 22.02.2014г. вреда здоровью несчастным случаем на производстве, обязать ответчика произвести доплату листков нетрудоспособности в соответствии с действующим законодательством, взыскать расходы на лечение в общей сумме 80 872 руб. 70 коп., складывающиеся из расходов на медицинские препараты и средства гигиены, а также расходы за платную палату в стационаре при получении восстановительного лечения в сумме 60 000 руб. Истец также указывает, что в результате полученной на производстве травмы ему причинены физические и нравственные страдания, а потому, он просил суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в сумме 3 000 000 руб. (л.д. 4-8, 80-81 Т.1, л.д. 46-48 Т.2).

Истец Л. и его представитель по доверенности Герасимов Д.Г. в судебном заседании поддержали заявленные требования.

Ответчик ОАО «РЖД» в лице представителей Потаповой Н.В., Крыловой Н.Ю. в судебное заседание явился, иск не признал, ни по праву, ни по размеру, указав, что отсутствуют правовые основания для возложения на него обязанности по возмещению истцу вреда здоровью, истцом не доказан факт нахождения в момент получения травмы на территории работодателя, также указал на нарушение истцом правил охраны труда (отзыв на л.д. 105-108 Т.1, л.д. 34-40 Т.2).

Представитель 3-лица Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования РФ, Головачева Ю.С., в судебное заседание явилась, исковые требования поддержала ( отзыв на л.д. 97-99 Т.1).

Суд, изучив материалы данного гражданского дела, медкарты истца, выслушав позицию явившихся сторон, заключение прокурора, полагавшего иск подлежащим частичному удовлетворению, оценив показания свидетелей в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами, приходит к следующему.

В силу положений ст.21 Трудового кодекса РФ работник имеет право на возмещение вреда, причиненного ему в связи с исполнением трудовых обязанностей, и компенсацию морального вреда в порядке, установленном настоящим Кодексом, иными федеральными законами. Статьей 22 ТК РФ на работодателя возложена обязанность по возмещению вреда, причиненного работникам в связи с исполнением ими трудовых обязанностей, а также компенсировать моральный вред в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

В соответствии с требованиями ст.22 ТК РФ обязанности по обеспечению безопасных условий и охраны труда возлагаются на работодателя. Работодатель обязан обеспечить безопасность работников при эксплуатации зданий, сооружений, оборудования, осуществлении технологических процессов, а также применяемых в производстве инструментов, сырья и материалов.

Исходя из положений ст.227 ТК РФ, расследованию и учету в соответствии с настоящей главой подлежат несчастные случаи, происшедшие с работниками и другими лицами, участвующими в производственной деятельности работодателя (в том числе с лицами, подлежащими обязательному социальному страхованию от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний), при исполнении ими трудовых обязанностей или выполнении какой-либо работы по поручению работодателя (его представителя), а также при осуществлении иных правомерных действий, обусловленных трудовыми отношениями с работодателем либо совершаемых в его интересах. Работники, при этом, отнесены к лицам, участвующим в производственной деятельности работодателя.

Расследованию в установленном порядке как несчастные случаи подлежат события, в результате которых пострадавшими были получены: телесные повреждения (травмы), ... повлекшие за собой необходимость перевода пострадавших на другую работу, временную или стойкую утрату ими трудоспособности либо смерть пострадавших, если указанные события произошли, в том числе в течение рабочего времени на территории работодателя либо (абз.З ст.227).

Из материалов дела усматривается, что истец Л. работал в филиале ответчика ОАО «РЖД», в Эксплуатационном локомотивном депо Санкт-Петербург - Финляндский Дирекции тяги в качестве помощника машиниста тепловоза с 01.02.2012г., уволен в период рассмотрения судом настоящего дела (л.д. 10-21).

Как установлено в ходе судебного разбирательства, Л. 22.02.2014г. получил следующие травмы: кататравма, закрытая черепно­мозговая травма, ушиб головного мозга средней степени тяжести с формированием очагов контузии обеих лобных, правой височной, обеих затылочных долей головного мозга, закрытый линейный перелом левой теменной и затылочной костей с переходом на заднюю черепную ямку, закрытый перелом 5, 7, 8, 9, 10 ребер слева с участками разрыва нижней доли левого легкого, левосторонний гемоторакс, разрыв селезенки, забрюшинная гематома в области восходящего отдела ободочной кишки, гемоперитонеум, ссадины левого будра, шок 3 степени, также установлены осложнения: двусторонняя посттравматическая пневмония, тяжелый сепсис, психоорганический синдром. Истец находился на стационарном лечении с 22.02.2014 по 18.03.2014г. в НИИ СП им.Джанелидзе, выписан под наблюдение хирурга и невролога (л.д. 45), впоследствии находился на стационарном лечении в НУЗ «Дорожная клиническая больница ОАО «РЖД» с 21.03.2014 по 03.04.2014г. (л.д. 47), затем наблюдался амбулаторно в ведомственной поликлинике, находился на листке нетрудоспособности по 02.03.2015г.

Факт получения листков нетрудоспособности за весь указанный период работодатель не отрицал, истцу они были оплачены, однако по общему заболеванию, не связанному с травмой на производстве.

Как указывает истец, 22.02.2014г. при исполнении трудовых обязанностей произошел несчастный случай. Он заступил в смену с 8:00 до 20:00 час. на работу в пункте эксплуатационного локомотивного депо Санкт-Петербург - пассажирский - Московский, перед началом смены прошел медицинский осмотр, получил допуск от дежурного депо, прошел предрейсовый инструктаж затем переоделся в спецодежду и пошел с машинистом тепловоза Смирновыл С.В. принимать локомотив ЧМЭЗт-6261 на 6-м пути ранжирного парка сс стороны юга в 7 часов 40 минут. После продувки тормозной магистрали истей пошел к колонке, которая находится между 5-м и 6-м железнодорожными путями с целью набрать воды. В процессе набирания воды истец почувствовал, что к нему что-то приближается, он стал поворачиваться, в этом момеш почувствовал сильный удар в область спины и головы, затем его резко что-то зацепило и потащило. Он пытался отцепиться от проволоки, сразу это не получилось, через некоторое время он уперся ногами в рельс, штанина порвалась, ему удалось отцепиться от вагона. Машинист помог ему дойти до рабочего места, в тепловоз, истец чувствовал себя очень плохо, болела голова, терял сознание.

В судебных заседаниях истец пояснял, что он не видел, что именно его задело и протащило, потом было установлено, что в тот момент проходил локомотив, который осаживал вагон (т.е. двигался вагоном вперед), сигналов или сообщений о его движении дано не было. По какой причине изначально она давал пояснения о том, что он сам поскользнулся и упал, истец пояснить не смог, вероятно, по причине получения тяжелой травмы, в том числе травмы головы, шока. Когда он отцепился от локомотива, он с помощью машиниста встал и дошел до тепловоза, который и является его рабочим местом, несколько часов он находился в тепловозе, чувствовал слабость, сознание было помутненным, помнит не все, полное осознание происходящего к нему вернулось в стационаре, все вспомнил он уже позже. Как его везли в стационар, он не помнит. Также истец указал на то, что в том месте, где произошел названный случай, он и Смирнов С.В. менялись обычно с другой сменой, но расстояние между путями там очень узкое, около двух метров. Между путями, на середине, находится колонка, истец допускает, что при наборе воды его мог задеть состав.

Представитель ответчика в обоснование возражений на иск указал, что, по имеющимся у ответчика сведениям, Л. отлучился с рабочего места в 10 час. 30 мин., а потому, травму истец мог получить за пределами железной дороги. В ходе судебного разбирательства ответчик также ссылался, что если истец набирал воду в названной колонке, то он нарушил требования правил охраны труда, поскольку колонка не предназначена для локомотивов, а истец согласно Инструкции по охране труда должен был идти по широкому междупутью не ближе 2,5 м. от крайнего рельса.

По ходатайству истца судом были допрошены свидетели Смирнов С.В., Русаков С.В., Черняков Д.В., Лебедева Н.А.

Свидетель Смирнов С.В. пояснил, что работал машинистом в ОАО «РЖД», истец был его помощником, в обязанности последнего входит следить за дизелем, маслом, водой. 22.02.2014г. в 7-30 утра они оба прошли медкомиссию, затем пошли к тепловозу, начали прием тепловоза, истец сделал продувку тепловоза, затем пошел за водой, он подал истцу емкость для воды через окно. В этот момент проходит локомотив, осаживал вагон, то есть шел вагоном вперед. Машинист локомотива, по утверждению свидетеля, не мог видеть, что находится перед вагоном, железнодорожный путь в том месте не прямой, а под углом, место происшествия находилось для машиниста локомотива в мертвой зоне. Затем он увидел Л. лежащим на земле, подошел к нему и помог встать, поднялись в локомотив, истец находился в тепловозе, во втором часу дня стал его, свидетеля, просить позвонить родственникам, так как плохо себя чувствует, родственники забрали его около 14-00 час., об этом свидетель сообщил инструктору. Сразу по возвращении в локомотив Л. говорил ему о том, что у него болит бок. Когда истца забрали родственники, он уже не мог самостоятельно идти, его несли до машины. Свидетель утверждал, что истец никуда не отлучался, все это время находился в тепловозе. Как пояснял свидетель, они всегда набирали воду в той колонке, это не запрещено, истец не нарушал правил безопасности. Свидетель указал, что на истце был надет оранжевый жилет, он жилет снял, когда вернулся в тепловоз. Свидетель видел на истце порванное трико, которое разошлось по шву. Свидетель пояснил, что в тот день по громкоговорителю дежурный не объявил о движении локомотива, хотя должен был. Смирнову С.В. в тот день ближе к вечеру направили другого помощника. Также свидетель пояснил, что утром по какой-то причине истец просил на звонки его жены не отвечать, сам также не отвечал утром на ее звонки, только позже стал просить позвонить родным (л.д. 224-226 Т. 1).

Свидетель Русаков С.В. пояснил суду, что является мужем двоюродной сестры жены истца, 22.02.2014г. по просьбе жены истца он поехал за ним, чтобы забрать, поскольку тот плохо себя чувствовал. Машинист Смирнов С.В. объяснил, как ему пройти до тепловоза от Московского вокзала. Л. сидел в тепловозе, на стуле, сказал, что плохо себя чувствует, говорил о боле в боку. Свидетель сел за руль автомобиля истца, к машине истца довели двое, машинист и другой его родственник, Черняков Д.В., он его поддерживали, выехали с территории они, примерно, в 14-00 - 14-30 час. Свидетель узнал, где находится травмпункт по месту жительства истца, повезли его на ул.Купчинскую дом 5. Садясь в машину, истец сказал, что ему стало хуже. В травмпункте врачи вышли к машине, осмотрели истца, он не смог выйти из машины, его на носилках поместили в «скорую», сделали обезболивающий укол и направили в НИИ СП им.Джанелидзе, состояние его было тяжелое. Также свидетель пояснил, что, когда он увидел в тепловозе истца, у того были сбиты руки и на одежде следы волочения, на штанах грязь, они были порваны, на лице истца также была грязь, на голове синяк (л.д. 226-227 Т.1).

Свидетель Черняков Д.В. пояснил суду, что является мужем родной сестры жены истца, 22.02.2014г. по просьбе жены он поехал за истцом, машинист сказал, что Л. упал и, наверное, сломал ребро. Когда свидетель приехал к месту работы истца около 14-00 час., тот сидел в своем автомобиле на пассажирском сиденье, за рулем был Русаков С.В. На вопросы, что случилось, истец ничего четкого не отвечал, ни на что не реагировал, был желтого цвета, сидел с закрытыми глазами. Затем они поехали в травмпункт, врачи вышли к машине, осмотрели истца, били его по щекам, а он, как в бреду, говорил, что его машина сбила, «уйдите, мне больно». Он не хотел выходить из машины, его вытаскивали, так как он сопротивлялся, удалось переложить машину «скорой», врачи пояснили, что возможно внутреннее кровоизлияние состояние было тяжелое (л.д. 227-228 Т.1).

Л., жена истца, допрошенная в качестве свидетеля, пояснила что 22.02.2014г. истец ушел на работу, в 10-20 час. утра ей позвонил машинист Смирнов С.В., который пояснил, что ее муж вышел к инструктору, позже муж не отвечал на ее звонки. В 12-20 час. она узнала, что истец упал, ему стало плохо, он просит забрать его с работы. Машинист ей сообщил, что, вероятно, истца задело поездом. Она узнала о случившемся только вечером, когда к ним в квартиру пришел сотрудник полиции. Позже муж сказал ей, что он сам не падал, помнит поезд. После получения травмы муж испытывает головные боли, нужна операция на животе. Также истец в результате травмы головы потерял обоняние, врачи сказали им, что оно не восстановится. О том, что истцу нужно восстановительное лечение, семья приняла решение, так как он испытывал сильные головные боли, не мог спать, а поскольку не было свободных мест в бесплатной палате, согласились на платную (л.д. 228-229 Т.1).

Свидетель Никитин И.А. пояснил суду, что работает в ОАО «РЖД» в качестве составителя. 22.02.2014г. он находился в тамбуре локомотива, который двигался по 5-му пути, свидетель мог видеть, что находится перед вагоном, который двигался вперед, а машинист не мог. Свидетель указал, что он видел человека в оранжевом жилете с емкостью для воды, в нее он собирался набрать воду. Свидетель утверждал, что он стал свистеть в свисток, чтобы тот отошел, примерно, на расстоянии длины трех вагонов. Сначала он не среагировал, но на второй свисток отошел, стоял боком по отношению к нему, свидетелю. Никитин И.А. пояснил, что он решил, что человек увидел локомотив и отошел, а когда локомотив проезжал мимо, то свидетель уже не мог видеть, где и в каком положении тот может находиться. При этом свидетель подтвердил, что расстояние между колонкой и краем вагона метра два, то место негабаритное, задеть стоящего у колонки возможно. По рупору диспетчер о двигающемся локомотиве не объявил (л.д. 229-230 Т.1).

Свидетель Большаков А.Ю. указал суду, что он работал машинистом- инструктором, машинист Смирнов С.В. сказал ему, примерно, около 14-15 час. 22.02.2014г. о том, что его помощник Лебедев А.Н. получил травму, какую именно - свидетель не помнит, Лебедева А.Н. забрали родственники на машине, из травмпункта направили в стационар, свидетель доложил о случившемся инженеру и заместителю по эксплуатации (л.д. 230-231 Т.1).

Ответчиком по факту причинения травмы работнику Лебедеву А.Н. было проведено расследование, по результатам расследования 24.12.2014 ответчиком был составлен акт, согласно которому данный несчастный случай был признан случаем, не связанным с производством, в связи с чем, принято решение акт по форме Н-1 не оформлять. В основании заключения имеется указание на то, что определить травмирующий фактор и оценить возможность его возникновения не представляется возможным, организационных и технических причин, связанных с нарушением требований законодательства и иных нормативных правовых актов, локальных нормативных актов охраны труда комиссией не установлено (копия материала расследования на л.д.122-188 Т.1).

Трудовые обязанности истца, работавшего у ответчика в качестве помощника машиниста тепловоза, изложены в типовой должностной инструкции помощника машиниста тепловоза эксплуатационного локомотивного депо, утвержденной приказом вице-президента от 16.06.2009г. (л.д. 115-121 Т.1), режим рабочего времени истца - в Правилах внутреннего трудового распорядка эксплуатационного локомотивного депо, а также в трудовом договоре между сторонами (л.д. 17-21 Т.1, л.д. 81-113 Т.2).

Факт выхода истца на работу 22.02.2014г. в 08-00 час. ответчик не оспаривал в ходе судебного разбирательства по делу, также это отражено в акте расследования от 24.12.2014г., что подтвердили допрошенные судом свидетели Смирнов С.В. и Лебедева Н.А.

Вместе с тем, довод ответчика о том, что Лебедев А.Н. 22.02.2014г. покинул свое рабочее место и получил травму, не связанную с исполнением им трудовой функции, материалами дела не подтвержден. Так, ответчик не представил доказательств в подтверждение своей позиции, в том числе видеозапись с места происшествия и с пункта охраны, на наличие которых он ссылался в ходе расследования случая и в судебном заседании. Также суд находит неубедительной ссылку ответчика о том, что видеозапись с камер на путях в описываемый момент представить невозможно ввиду ремонтных работ, поскольку такой довод ответчика также им не доказан.

Ответчик также указывал на нарушение истцом п. 1.18 Инструкции по охране труда для локомотивных бригад от 27.12.2012г. (л.д. 62-67 Т.2), согласно которому помощник машиниста при обнаружении поезда должен отойти с пути на обочину земляного полотна на расстояние не ближе 2,5 м. от крайнего рельса при движении поезда до 120 км/ч.

Суд не может принять во внимание названный довод ответчика, поскольку он не подтвержден материалами дела, более того, из показаний истца и свидетелей следует, что расстояние между колонкой и крайним рельсом пути, по которому двигался локомотив, в том месте, где истцу был причинен вред здоровью, составляет не более двух метров (схема на л.д. 135, 136 Т.1). Иной технической документации, подтверждающей довод ответчика, суду не представлено.

Также суд находит неубедительной ссылку ответчика на выдержку из ТРА (Техническо-распорядительный акт станции), представленную в материалы дела (л.д. 27-30 Т.2), согласно которой колонки для набора воды в Ранжирном парке, а именно на междупутье 5-6 путей 6, не предназначены для обслуживания тепловоза, а предназначены лишь для пассажирских поездов. Ответчиком не представлено суду подтверждений того, что он как работодатель обеспечил помощника машиниста водой, необходимой последнему для уборки тепловоза, что входит в его трудовые обязанности. С той позицией, что он сам должен был себя обеспечить водой, принеся ее через пути в тепловоз, суд согласиться не может, поскольку она также не подтверждена.

При вынесении решения также суд учитывает, что представитель ответчика в судебном заседании не отрицал, что при движении локомотив* который осаживает вагон, когда движется вперед вагоном, об этом должно быт объявлено по громкой связи, чего 22.02.2014г. сделано не было в разрез требованиями Инструкции по движению поездов и маневровой работе н. железнодорожном транспорте РФ Правил технической эксплуатации железны) дорог РФ, утвержденных Приказом Минтранса от 21.12.2010г. № 286 (л.д. 68' 80).

Учитывая названное, суд приходит к выводу о том, что именно ответчик, как работодатель, не обеспечил истца безопасными условиями труда, что привело к причинению вреда его здоровью.

Также суд учитывает, что согласно выводам заключения, составленного Отделом сложных экспертиз СПбГБУЗ «Бюро судебно-медицинской экспертизы» от 21.10.2014г., составленного на основании постановления ст. следователя СО на транспорте СЗСУТ в рамках материала проверки № 399пр-14 (л.д. 17-21 Т.2), комиссия судебно-медицинских экспертов пришла к следующим выводам, в том числе пришла к выводу о причинении истцу тяжкого вреда здоровью (пп.6.1.2, 6.1.11, 6.1.16 Приложения к Приказу Минздравсоцразвития от 24.04.2008г. № 194н).

На вопрос «Могли ли указанные телесные повреждения образоваться при ударе подвижными железнодорожным составом и волочением за ним?» экспертами дан ответ:  Объем, характер повреждений, их взаимное расположение указывает на то, что они образовались от действия тупого твердого предмета со значительной силой и могли быть получены при ударе тепловозом по задней поверхности тела Лебедева, последующим падением и скольжением по дорожному покрытию (железнодорожному полотну), как указано в постановлении.

На вопрос «Могли ли указанные телесные повреждения образоваться входе драки с иными лицами (от нанесения ударов руками и ногами)?» экспертами дан ответ: Вопрос носит теоретический характер. Обстоятельств нанесения «телесных повреждений в ходе драки с иными лицами (от нанесения ударов руками и ногами)» в постановлении не указано, поэтому ответить на поставленный вопрос не представляется возможным. Установление обстоятельств нанесения повреждений не входит в компетенцию судебно­медицинских экспертов.

На вопрос «Могли ли указанные телесные поврежден образоваться в результате однократного падения на землю с высоты собственное роста?» дан ответ: Характер и локализация повреждений исключает возможность образования в результате однократного падения на землю с высоты собственно роста.

На вопрос «Могли ли указанные телесные поврежден образоваться в результате однократного падения с высоты около двух метров?» эксперты дали ответ: Характер и локализация повреждений исключает возможность образования в результате однократного падения на землю с высоты двух метров.

На вопрос «Могли ли указанные телесные поврежден образоваться в результате ДТП (наезда автомобилем на Лебедева)?» дан следующий ответ: Вопрос носит теоретический характер, обстоятельств получения повреждений при «наезде автомобилем» на Лебедева А.Н. в постановлении не указано, поэтому ответить на этот вопрос не представляется возможным. Установление обстоятельств нанесения повреждений не входит в компетенцию судебно-медицинских экспертов (л.д. 1-21 Т.2).

Также суд принимает во внимание особое мнение двух членов комиссии по расследованию ответчиком описываемого события, которые пришли к выводу о том, что причинение вреда здоровью истца является травмой на производстве (л.д. 100-102 Т.1).

Оценивая представленные сторонами доказательства в совокупности, по правилам ст.56, 57 ГПК РФ, суд считает установленным в ходе судебного разбирательства по делу, что местом причинения истцу вреда здоровью является место выполнения им трудовых обязанностей, травма была причинена ему движущимся локомотивом, который является источником повышенной опасности. Названный случай следует отнести к несчастному случаю на производстве.

При этом, определением суда, принятым в протокольной форме, было отклонено ходатайство ответчика о повторном вызове в качестве свидетеля Демешко А.А. - машиниста тепловоза, Волкова А.А. - старшего государственного инспектора труда, поскольку суд расценил заявление такого ходатайства как злоупотребление процессуальными правами ввиду того, что дважды суд выдавал ответчику судебную повестку свидетелю Демешко А.А., ответчик не был лишен возможности обеспечить явку своего работника. Также Волков А.А. дважды вызывался в качестве специалиста, однако тот не явился в судебное заседание. Отложение судебного заседания привело бы к затягиванию рассмотрения дела. По аналогичным основаниям было отклонено ходатайство ответчика об отложении судебного заседания для подготовки ходатайства о назначении судебной медицинской экспертизы на предмет установления обстоятельств причинения травмы истцу, поскольку такое ходатайство ответчиком было заявление лишь в основном судебном заседании. При этом, заключение судебно-медицинских экспертов имеется в материалах дела.

Согласно ст.228.1 ТК РФ при групповом несчастном случае (два человека и более), тяжелом несчастном случае или несчастном случае со смертельным исходом работодатель (его представитель) в течение суток обязан направить извещение по установленной форме в исполнительный орган страховщика по вопросам обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (по месту регистрации работодателя в качестве страхователя). О несчастных случаях, которые по прошествии времени перешли в категорию тяжелых несчастных случаев или несчастных случаев со смертельным исходом, работодатель (его представитель) в течение трех суток после получения сведений об этом направляет извещение по установленной форме ... . Форма Н-1 «О несчастном случае на производстве» утверждена Постановлением Минтруда России от 24.10.2002 N 73 (ред. от 20.02.2014) «Об утверждении форм документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, и положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях».

Ответчиком было проведено расследование случая, но не составлен названный акт, однако, как указал выше суд, причинение истцу травмы связано непосредственно с исполнением им трудовых обязанностей, а потому, суд находит требования истца о признании случая причинения 22.02.2014г. ему травмы несчастным случаем на производстве.

Согласно ч.1 ст. 15 ГК РФ, лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. 4.2 настоящей статьи предусмотрено, что под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело и должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб).

Исходя из ст. 1099 ГК РФ, основания и размер компенсации гражданину морального вреда определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса. Моральный вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежит компенсации в случаях, предусмотренных законом.

В силу ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности.

В соответствии с ч.2 п.З ст. 1079 ГК РФ, вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064). Согласно п.1 ст. 1064 ГК РФ, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. В соответствии с п.п.2 п.1 ст. 1064 ГК РФ законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда.

Согласно требованиям ч.1 ст. 1068 ГК РФ юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Как установлено ч.1 ст. 1079 ГК РФ, юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т.п.; осуществление строительной и иной, связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным пунктами 2 и 3 статьи 1083 настоящего Кодекса.

Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Принадлежность локомотива ответчику последним не оспорена. Доказательств того, что вред здоровью истца причинен вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, суду не представлено.

Суд при принятии решения по настоящему спору исходит из того, что локомотив является источником повышенной опасности, наличие вины машиниста локомотива в спорных правоотношениях не является обязательным условием для возмещения истцу вреда здоровью. Таким образом, суд полагает возможным применить к спорным правоотношениям положения ч.1 ст. 1079, 1084 ГК РФ, которая предусматривает виды повышенной опасности для окружающих, в том числе использование транспортных средств и механизмов.

Согласно ч.1 ст. 1068 ГК РФ, ответчик также несет ответственность за вред, причиненный его работником при исполнении им трудовых обязанностей.

Исходя из обстоятельств причинения вреда здоровью, суд считает установленным в ходе судебного разбирательства наличие вины ответчика в причинении травмы истцу, а также отсутствие вины самого работника.

Учитывая изложенное, суд находит обоснованными по праву требования истца о взыскании с ответчика компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда суд исходит из следующего.

Как указывалось судом выше, истец проходил лечение в течение года, в том числе, удален жизненно важный орган - селезенка, им получена контузия нескольких долей головного мозга, что привело к потере обаняния, вред здоровью оценен как тяжкий. Также он нуждается в проведении в дальнейшем операций, постоянной реабилитации, что следует из медицинских карт.

Тяжесть вреда здоровью ответчик в ходе судебного разбирательства не оспорил.

С учетом тяжести вреда здоровью, длительности нахождения истца на листке нетрудоспособности, суд, принимая во внимание отсутствие вины самого истца в получении травмы, считает возможным определить размер компенсации морального вреда в размере 700 000 руб.

При этом, следует также учесть, что каких-либо действий по оказанию материальной помощи работнику, получившему тяжелую травму, либо иной помощи, ответчиком произведено не было, обратного им не доказано. Выплата истцу дважды материальной помощи, как указал сам ответчик, не связана с травмой на производстве.

В соответствии с ч.1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторнс курортное лечение, приобретение специальных транспортных средсть подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждаетс; в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Согласно разъяснениям пп. "б" п.27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина", судам следует иметь в виду, что расходы на лечение и иные дополнительные расходы подлежат возмещению причинителем вреда, если будет установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Истец просит взыскать с ответчика расходы на лечение в общей сумме 80 872 руб. 70 коп., складывающиеся из расходов на медицинские препараты и средства гигиены, а также расходы за платную палату в стационаре при получении восстановительного лечения в сумме 60 000 руб.

Как следует из ответа СПбГБУЗ «Городская больница № 40 Курортного района», Лебедев А.Н. находился на отделении восстановительного лечения стационара с 06.05.2014 по 05.06.2014г., лечение проведено в рамках ОМС, оплачено ООО «РГС_Медицина»-«Рогосстрах-Санкт-Петербург-Медицина», пациент оплатил дополнительные сервисные услуги - пребывание в маломестной палате на основании договора, цена которого составила 60 000 руб. (л.д. 41).

Вместе с тем, суд не находит правовых оснований для взыскания с ответчика расходов по платной палате, поскольку истцом не доказана необходимость в несении таких расходов.

Суд полагает возможным взыскать с ответчика расходы на медицинские препараты и средства гигиены, ортопедические бандажи, приобретение которых прямо предусмотрено назначениями врачей, расходы подтверждены чеками на сумму 8 154 руб. 30 коп. (л.д. 45-51, 54-60, 63-65 Т.1, л.д. 46-47 Т.2). В остальной части истцом не доказана необходимость в приобретении лекарств и несение таких расходов).

Расходы на лечение суд полагает необходимым взыскать именно с ответчика, поскольку им не был признан факт причинения вреда здоровью как связанный с производством, а потому, из бюджета ФСС истец не мог получить средства в счет возмещения расходов на лечение. Кроме того, ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в РФ» не предусмотрено бесплатное обеспечение корсетами и прочими дополнительными медицинскими препаратами.

В силу ст.9 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" пособие по временной нетрудоспособности в связи с несчастным случаем на производстве или профессиональным заболеванием выплачивается за весь период временной нетрудоспособности застрахованного до его выздоровления или установления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100 процентов его среднего заработка, исчисленного в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2006 года N 255-ФЗ "Об обязательном социальном страховании на случай временной нетрудоспособности и в связи с материнством".

Поскольку ответчиком была произведена оплата по листкам нетрудоспособности по болезни, не связанной с травмой на производстве, то суд находит возможным обязать ответчика произвести соответствующую доплату за период нетрудоспособности истца.

Поскольку истец при подаче иска был освобожден от уплаты госпошлины, то ее при удовлетворении иска следует взыскать с ответчика в доход бюджета Санкт-Петербурга в сумме 1 ООО рублей, 600 руб. из которых по двум требованиям неимущественного характера.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 151, 1064, 1079, 1101 ГК РФ, ст. 207 ТК РФ, ст.ст. 12, 56, 194-199 ГПК РФ,

решил:

Исковые требования Лебедева Александра Николаевича - удовлетворить частично.

Признать случай причинения 22.02.2014г. Лебедеву Александру Николаевичу травмы несчастным случаем на производстве.

Обязать Открытое акционерное общество «Российские железные дороги» произвести доплату по листкам нетрудоспособности, выданным Лебедеву Александру Николаевичу в связи с получением травмы на производстве.

Взыскать с Открытого акционерного общества «Российские железные дороги» в пользу Лебедева Александра Николаевича в счет возмещения расходов на лечение 8 154 руб. 30 копеек, компенсацию морального вреда в сумме 700 000 рублей, а всего взыскать 708 154 (семьсот восемь тысяч сто пятьдесят четыре) рубля 30 копеек.

Взыскать с Открытого акционерного общества «Российские железные дороги» государственную пошлину в доход бюджета Санкт-Петербурга в сумме 1000 (одна тысяча) рублей.

В удовлетворении остальной части иска Лебедеву Александру Николаевичу - отказать.

Решение может быть обжаловано в Санкт-Петербургский городской суд в течение месяца с момента изготовления решения в окончательном виде путем подачи апелляционной жалобы через Фрунзенский районный суд

Судья подпись